Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Канзас-Сити
Портал русскоговорящего Канзас-Сити
Русская реклама в Канзас-Сити
Портал русскоговорящего Канзас-Сити
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Царство азарта

Автор: Татьяна Серафимович

Задам вопрос, который может показаться банальным: почему вредные привычки называют именно вредными? Да, естественно, потому, что курение или злоупотребление алкоголем провоцируют развитие целого букета заболеваний и сокращают нам жизнь, то есть вредят нашему здоровью. Это сразу напрашивающийся ответ.

Да, есть и еще более очевидные случаи вроде наркомании – это уже не просто вредная привычка, а настоящая катастрофа, разрушающая жизнь не только человека с зависимостью, но и его близких. Но ведь есть и не настолько однозначные примеры: ситуации, в которых кажется, что привычка вовсе и не вредная, что ты держишь ее под контролем… хотя подождите, а разве курильщики или алкоголики думают не так же? Разве они не считают, что у них все в порядке, что они в любой момент могут избавиться от своей привычки? И останавливаются тогда, когда уже поздно, когда здоровье, нервы близких, отношения в семье уже безвозвратно потеряны, или не останавливаются вообще.

И вот этот вред, неочевидный, зачастую даже более опасен, так как о нем не задумывается не только сам обладатель привычки, но и его ближайшее окружение. Последствиям не уделяют должного внимания, рассматривая вредную привычку как легкое увлечение даже тогда, когда с нею уже нужно вплотную бороться.

О неочевидном вреде стоило бы задуматься Мише, герою сегодняшней истории. Потому что возможностей оценить влияние некоторых привычек у него было предостаточно, чуть ли не с того самого дня, как он переехал в США.

– Я приехал в Америку учиться, и в первое время испытывал большие проблемы с коммуникацией. В бытовом плане все было отлично, встретил много новых и интересных людей, но какая-то ностальгия все-таки вылезла, чему я даже сам удивился. Не то чтобы я прямо скучал конкретно по России или по своему Ярославлю, но в общем хотелось чего-то родного – хотя бы речь русскую слышать.

Наверное, поэтому я и сдружился с Алексом – сыном русских эмигрантов. Естественно, не сразу: сначала мне просто нужен был кто-то, с кем можно было бы вживую пообщаться на русском, что-то обсудить на родном мне языке, а понимал он все и говорил чисто, хотя, конечно, по менталитету полностью от русских отличался. Но это и не было проблемой, даже наоборот – новая культура, он мог многое рассказать, а это интересно.

Со временем я оценил, и к моменту окончания учебы мы уже стали лучшими друзьями. Он познакомил меня с другими ребятами из русскоязычной диаспоры Финикса – с теми, с кем он сам тусовался, я влился в их компанию и сам сильно американизировался.

Например, я оценил американские спортивные традиции. Покер вообще стал нашей фишкой: мы взяли за правило собираться каждые выходные и играть уик-энд напролет. К тому моменту все мы уже работали, и такие встречи были для нас настоящими отдушинами в конце напряженной недели. Кто-то тусовался в клубах, кто-то – выпивал в барах, кто-то – выбивал страйки в зале для боулинга или рубился в футбол, ну а мы сбрасывали пар таким образом, за покерным столом.

– Кстати, почему не футбол или бейсбол? Это ведь тоже типично американские виды спорта и часть национальной культуры…

– Футбол или бейсбол мы тоже могли посмотреть и обсудить, но это так, изредка, а в покер мы играли постоянно, и всем нравилось. Почему? Не знаю, может быть, потому, что при этом можно было пить пиво, курить и чувствовать, что ты занимаешься спортом – как в том анекдоте. А если серьезно то, наверное, потому что это умная игра, потому что нужно было в детстве заниматься футболом или бейсболом, чтобы от него фанатеть, а у нас никто ими не занимался. И из-за азарта, конечно, тоже – он решал.

Другие виды спорта я, кстати, тоже оценил, точнее, атмосферу вокруг них. Тот же бейсбол или футбол в Америке – это часть культуры и культа, и это круто. Вот, например, эти же мои приятели: хоть они и не увлекались футболом, но правила знали. И, для сравнения, я: если мне никогда особо не нравился волейбол, то я без понятия, какие там в нем правила и нюансы. А здесь совсем другой уровень – бейсбол, футбол, баскетбол вплетены в жизнь общества, и это здорово.

Но и покер тоже является частью американской культуры, и это именно американская карточная игра. В России, понятное дело, он тоже в моде, но это совсем не то. Когда живешь там, эта игра так не привлекает. Здесь же, в США, когда начинаешь ею интересоваться, это чувствуется по-другому. Прокуренная комната, дружеская компания, бутылочка виски, гора фишек, удача, хитрость, блеф – все вместе это создает потрясающую романтику, пьянит и влюбляет.

Азарта добавляло и то, что мы всегда закладывали банк…

– Радовала перспектива заработать пару десятков долларов?

– Дело не в этом, просто так было интереснее. Да и какой там заработок, все же свои за столом собирались. Мы и выигрыши-то тратили обычно на пиво и снеки для наших же посиделок. Но, согласитесь, просто так сброситься и купить пиво и снеки не очень-то интересно, а вот выиграть деньги и купить все это – совсем другое дело. Да и важны были не сами выигрыши, а атмосфера.

Азарт не вечен

Время шло, приоритеты менялись – вместе с людьми. Из вчерашних выпускников колледжей и университетов Миша и его приятели превратились в молодых специалистов. Кто-то строил карьеру, кто-то – усиленно зарабатывал деньги, кто-то – устраивал личную жизнь и заводил семью. В результате мужчины все реже собирались в полном составе.

– Наши ряды, как говорится, потихоньку редели. В студенческие времена мы собирались ввосьмером, таким же составом стали проводить выходные и в доме у Алекса, который ему помогли купить родители. Но где-то через год-два некоторые парни уже пропускали наши посиделки. Например, у Боба слишком много времени уходило на работу, а Джо влюбился и попал под каблук. Он говорил, что теперь не может тратить все выходные на покер, что ему нужно уделять время и своей девушке, хотя нам-то игра личной жизни никогда не мешала! Алекс продолжал всех активно собирать и после того, как женился.

– Так это Алекс был идейным вдохновителем всей компании? И что же думала жена по поводу таких собраний? Неужели поддерживала?

– Да, Алекс был у нас главным энтузиастом. Я тогда даже удивлялся, откуда у него столько терпения. Он постоянно приглашал к себе, перед каждыми выходными напоминал, что мы собираемся, приставал к ребятам с расспросами, почему у них не получилось. В общем, душой переживал за компанию.

Что же касается Линды, жены Алекса… Да, конечно, она узнала о любви Алекса к покеру еще во время их первых свиданий. Мы как-то не скрывали от своих подруг того, что каждые выходные собираемся, чтобы поиграть. А чего стыдиться? Обычные мужские развлечения.

Хотя да, наши сборы Линде не нравились, особенно после того как они поженились и стали жить вместе. Нам она никогда ничего не говорила и старалась виду не показывать, но это чувствовалось. Да и Алекс нам признавался, что она его пилила, рассказывая, что их дом – не место для круглосуточных посиделок, особенно после рождения ребенка. А однажды он предложил больше дома у него не собираться.

– «Сломался»?

– Нет, просто у него появилась идея лучше. Он предложил ездить в Вегас. Так просто и так круто – в этом был весь Алекс. Я воспринял это предложение позитивно. Ну а что, всей компанией мы уже не собирались даже на дни рождения друг друга, обычно приходило человека четыре. Да и играть с одними и теми же людьми было уже неинтересно: мы ведь уже знали друг друга, видели, кто блефует, как реагирует на хорошую карту и так далее.

Так что я поддержал эту идею, посчитав, что, хотя бы разок, но съездить в Вегас стоит. По крайней мере, это будет интересное приключение.

Нужно больше азарта

– В итоге поехали только мы с Алексом. У остальных парней не получилось, а кто-то не особо и хотел. На кого-то не было надежды, как на Джо, уже давно делавшего все так, как скажет Синтия, к тому моменту из подруги превратившаяся в невесту. Кто-то не смог в последний момент, как Боб, которого срочно дернули на работу.

В общем, съездили вдвоем, и я вообще не жалею, что не было большой компании. Потому что Вегас гипнотизирует. Попадая в казино, забываешь, с кем ты приехал, думаешь только об игре. Потому что все вокруг какое-то сногсшибательное, крутое, как в фильмах о Джеймсе Бонде. И ты сам, садясь за стол, чувствуешь себя так же, чуть ли не спецагентом, по крайней мере, при первом посещении казино.

Эмоции, естественно, зашкаливали, азарт включился сразу же – хотелось повышать и рисковать, особенно после первых успехов. Приходилось постоянно себя одергивать.

В итоге, к концу ночи я был в плюсе – в небольшом по деньгам, и в очень большом по эмоциям. Всю дорогу домой мы с Алексом обсуждали свою поездку и сошлись, что повторили бы ее, даже если бы проиграли. Ну мы в результате и повторили, через две недели.

– И проиграли? Шучу

– Нет, и на следующий раз тоже были в плюсе – видимо, опыт игры все-таки сказывался. Хотя я выигрывал не только деньги, но и нечто большее. Дело в том, что после выпуска из университета у Алекса дела пошли вверх, а я топтался на одном месте. За несколько лет он уже добился первого повышения и занимался любимым делом, а я скучал в душном офисе. Он женился и завел ребенка, а у меня отношения не складывались. Он жил в собственном доме, а я все снимал квартиру.

Так что я ему завидовал, на подсознательном уровне так точно. И, выиграв в Вегасе за поездку больше денег, чем Алекс, я чувствовал себя удовлетворенно. Это было то, в чем я был лучше него. Или он мог мне доказать обратное, если выигрывал больше, чем я.

Изначально мы к этому не стремились, но со временем у нас появился некий негласный челлендж: каждый из нас ехал в Вегас за выигрышем, за эмоциями, и за победой над другом. И я не могу сказать, что стимулировало больше.

Рискну предположить, что больше и Мишу, и Алекса стимулировали все-таки деньги. Потому что мужчины продолжили свои поездки в Лас-Вегас даже тогда, когда удачная полоса кончилась, и они начали уже проигрывать.

– Каждый, кто во что-нибудь регулярно играет – в покер, футбол или во что-нибудь еще – понимает, что постоянно выигрывать невозможно. Да, где-то выигрыш зависит только от тебя и от твоего мастерства, где-то – от везения и стечения обстоятельств, но поражения точно будут. У кого-то их больше, у кого-то меньше, но даже лучшие проигрывают.

Вопрос в том, как поступать при поражениях, что делать.

– Попробую угадать, опираясь на логику: при поражениях нужно не терять головы, чтобы не совершать ошибки?

– Да, это безусловно, но в первую очередь нужно запастись терпением и понять, что проигрыш – это нормально, что после проигрыша еще можно вернуть свое и выйти в плюс, если не терять голову, играть с толком и без паники.

Мы с Алексом руководствовались именно этим принципом, поэтому не особенно переживали даже если проигрывали. Были уверены, что отыграемся, что будем в выигрыше если не в этот раз, так в следующий.

И наше терпение действительно давало свои плоды, за полосой невезений пошла полоса удач, лично я отыграл все, что успел потратить, и даже хорошую сумму сверху получил. На фоне этого даже троллил Алекса, которому так не везло. Со временем у нас вошло в привычку вот так подкалывать друг друга при неудачах – конечно, в шутку, по-дружески, но все-таки… наше негласное соперничество продолжалось и мотивировало ездить в Вегас еще чаще – чтобы играть по-крупному.

Вот я и играл, тем более что то время, наверное, было самым удачным. Потому что если уж везло, то во всем. И карта шла, и на работе все получалось, и с хорошей девушкой познакомился.

– Вы расставляете приоритеты именно в таком порядке?

– Сейчас я просто перечислил события, в которых мне везло, а не расставлял их по важности, по хронологии или еще в каком-нибудь порядке. Хотя тогда… мне очень понравилась Кэтрин, я быстро в нее влюбился, она ко мне тоже испытывала чувства, это было видно, все у нас складывалось хорошо, отношения развивались довольно быстро… но я как-то никогда не рассматривал такой вариант, как у Джо, когда Синтия решала за него, играть ему в покер или нет, собираться с нами на выходные или нет и так далее.

Естественно, я хотел принимать решения сам, мы с Кэтрин это обговаривали. Понятно, что в процессе знакомства и в начале отношений она узнала многое обо мне и моих привычках. Опять же, то, что регулярно езжу в Вегас и вообще азартный человек, я от нее не скрывал. Зачем? Это же было мое увлечение, хобби, часть меня, да и еще и источник дохода. Как раз во время знакомства с Кэтрин я хорошо поднимал в казино – говорю же, карта шла. Поэтому я четко сказал ей, что Вегас – это святое, да она вроде как не особенно и возражала, дикого восторга не испытывала, но и своего недовольства тем, что я езжу играть в покер, не показывала.

Благодаря успехам в Вегасе я был уверен в себе, когда мы с Кэтрин пришли к решению о том, что нам нужно съехаться и попробовать пожить вместе. За счет выигрышей у меня появились свободные деньги, я смог снять нам дом, чтобы не жить в моей старой съемной квартире и заодно присмотреться, понять разницу и решить, что покупать себе – квартиру или дом. Работа, выигрыши в покер, вполне легальные, заметьте – рассчитывал, что денег мне хватит и на большее.

Когда азарт зашкаливает

Вот только Миша, видимо, не рассчитывал, что удача непостоянна, что везение проходит и, несмотря на всю свою стратегию, начал проигрывать. Белая полоса сменилась черной, наш герой запасся терпением – прямо по своему рецепту – но деньги улетучивались.

За несколько неудачных визитов в Лас-Вегас наш герой проиграл все, что выиграл раньше, и даже сверх этой суммы. Он занял деньги у друзей – у тех самых Боба с Джо – и тоже их проиграл.

– Нужно же мне было отыграться! А где взять для этого деньги, чтобы ставить? Свои сбережения я к тому моменту уже проиграл, зарплата уходила на бытовые моменты, у Алекса у самого на тот момент, по его словам, были какие-то финансовые трудности и ему тоже не особенно везло, у Кэтрин занимать как-то не хотелось.

Оставались только приятели из нашего «мужского клуба», к тому моменту уже почти прошлого. Но спасибо парням, они выручили деньгами. Правда, эти деньги я проиграл в первую же поездку – ну просто не мой день был, как с десяток дней до этого. Не занимать же у ребят снова – обратился в банк за кредитом.

– Подождите, Миша, не слишком ли круто? Вот это точно нельзя назвать терпеливым поведением… Вы же и так были в долгах, так не разумнее ли было сделать паузу?

– Конечно, разумнее, но я не мог, тогда не мог. Нужно было рассуждать здраво, но за меня решал не разум, а чувство азарта. У покеристов есть такой термин – «тильт», – и под ним понимают неадекватное эмоциональное состояние, вызванное выигрышами, проигрышами, психическим давлением и так далее. Главное, что в этом состоянии покерист не контролирует свою игру и вообще ситуацию вокруг, совершает ошибки, которые потом дорого стоят.

Так вот я был именно в таком тильте, но не только в Вегасе, а вообще по жизни. Совершал одну ошибку за другой, не видя ничего вокруг, с одной мыслью – «Я отыграюсь и все будет отлично, просто нужно еще немного денег и удачи». Вот только где мне было взять деньги? Снова занимать у друзей, еще не отдав предыдущие долги? Сначала было как-то стыдно, но потом я все-таки попытался, они не заняли. Джо с Бобом я не виню – они же не миллионеры.

– А как же Ваш лучший друг, Алекс? Вы к нему обращались? Что же он не помог, не занял?

– Да, конечно, обращался, но он ответил мне, что сам, если честно, в долгах. Такое вот получилось состязание успешных покеристов – оба проигрались. Хотя долги Алекса, как мне показалось тогда, не особенно волновали. Я хорошо помню ту беззаботную улыбку, с которой он говорил мне, что быстро разберется с долгами, что все отыграет и еще займет мне, если до тех пор я, лузер, сам не сумею выиграть и поправить свою ситуацию. Естественно, обзывал он меня в шутку, мы постоянно друг друга подкалывали, я и не подумал обижаться.

Зато подумал, что Алекс ведь, по сути, прав. Ну подумаешь, проигрался – что теперь, это конец света? Или повод распустить сопли? Ум и знание покера ведь никуда не делись, даже наоборот, поражения – это опыт, а значит я все еще могу выиграть за вечер ту сумму, которую зарабатывал бы месяц. Просто нужно еще немного терпения и везения.

– И Вы продолжили свои поездки в Лас-Вегас? Но откуда взяли для этого деньги?

– У Кэтрин, она сама мне их дала. Среди всей этой чехарды проигрышей произошло одно положительное событие – мы с Кэтрин решили пожениться. Причем это она мне сделала предложение, что для меня было дико странно, но я, конечно, согласился.

Через несколько дней после моей помолвки Кэтрин снова меня удивила. Принесла карточку, сказала, что в течение многих лет, каждый месяц сбрасывала на нее по несколько десятков долларов, а теперь это ее вклад в наше будущее семейное гнездышко. Предоставила мне полный доступ к счету, дала PIN-код.

– И Вы решили проиграть эти деньги?

– Когда не осталось других вариантов, я снял деньги со счета. И я честно рассчитывал, что выиграю и, как только сорву банк, все верну и еще добавлю – на покупку дома. И примерно половину этих денег я проиграл во время следующей же поездки в Вегас, и то только потому, что взял с собой половину. Взял бы все – проиграл бы тоже все.

На фоне затянувшихся неудач в покере и неожиданной помолвки я совсем позабыл о работе. Конечно, ходил в свой офис, но просто отбывал там номер, работал с документами спустя рукава. В итоге допустил несколько ошибок при заполнении важных бумаг, которые обернулись срывом контракта и серьезными потерями для нашей фирмы. Встал вопрос о моем увольнении.

И что Вы думаете? Я узнал об этом и укатил в Вегас – успокаивать нервы выигрышами. Снова проигрался, вернулся домой и попал в скандал.

Навалились сразу все проблемы. Мне позвонили из банка из-за того, что я взял кредит и вообще его не погашаю. Плюс, позвонили с работы и тоже рассказали ей, что я без пяти минут как уволен. Плюс, Кэтрин проверила карточку и обнаружила, что я снял с нее все деньги. Хотя какие это плюсы – сплошные минусы, которые устроил себе я и никто иной.

При этом тогда я не чувствовал себя виноватым и даже сорвался на Кэтрин, которая то возмущалась, то плакала. Когда она стала обвинять во всех бедах мое пристрастие к покеру, я довольно резко ответил, что я, как мужчина, сам разберусь, что не нужно мне указывать. Естественно, сейчас я понимаю, что был неправ, но тогда… она обиделась и ушла. И что я сделал? Правильно, опять уехал в Вегас, хотя должен был просить прощения у любимой женщины. И, естественно, проиграл все оставшиеся деньги, никак не мог сказать себе: «Стоп».

Когда пропадает азарт

Остановиться Мишу заставило не увольнение с работы, и даже не потеря невесты, а новость о смерти Алекса.

– Меня все-таки решили уволить, но я не особенно расстроился, потому что не думал тогда ни о чем, кроме Вегаса. Я не искал новое место работы, а искал, у кого бы занять несколько сотен, чтобы снова поехать поиграть. Кэтрин ушла, а я даже не планировал извиняться, как-то ее возвращать. Я планировал новые варианты займов в банках.

В таком тумане проходили дни, перетекая в недели. Все изменил один утренний звонок: звонивший представился инспектором Марреем, сказал, что труп Алекса был найден утром в парке, ближайшем к его дому, что я записан у него как лицо, к которому можно обращаться в экстренных случаях и попросил приехать на опознание.

Я не то чтобы не поверил, а просто не захотел верить на уровне подсознания. Мне казалось, что это бред, чья-то неуместная шутка, что такого в принципе не может быть. Осознал, что это правда, только тогда, когда увидел мертвого Алекса – со сломанной ногой и гематомой на виске.

Сначала следствие выдвинуло версию, что Алекса хотели ограбить, ударили по ноге каким-то тупым предметом, предположительно, битой, он неудачно упал, приложившись виском к краю бордюра, что и стало причиной кровоизлияния в мозг и привело к смерти. Экспертиза подтвердила, что причина смерти – именно травма головы. Но если Алекса хотели ограбить, то почему не забрали деньги? Поэтому следствие выдвинуло новую версию: к Алексу пристали хулиганы, он им что-то смело ответил, его решили проучить ударом битой по ногам, а увидев, к чему это привело, испугались и убежали.

Вот только я сильно подозревал, что это никакие не грабители и не хулиганы.

– А кто же тогда?

– Те, кому Алекс задолжал, те, чьи деньги он проигрывал за покерным столом в Вегасе. И я не мог себе простить, что сразу не заметил, насколько у него все серьезно. Еще бы, сам не думал ни о чем, кроме своих выигрышей и проигрышей. А ведь Алекс постоянно был парнем, делающим вид, что у него все класс: даже когда у него были проблемы, он широко улыбался и утверждал, что никаких проблем нет.

Мои подозрения переросли в уверенность, когда я спросил у Линды, названивал ли кто-то Алексу. И выяснилось, что да, кто-то ему звонил по вечерам – и раньше, и в последнее время, и Алекс всегда запирался в спальне, чтобы жена не слышала его разговоров, которые каждый раз были короткими.

Своими соображениями я поделился с полицией, они взяли версию с кредиторами за рабочую, но никого не смогли найти. Я же почувствовал, что все, что нужно остановиться, вот прямо сейчас. Увидел ситуацию со стороны – так, как ее, наверное, видела Кэтрин или Линда. Понял, к чему может привести бездумное стремление к легким деньгам. Осознал, какие ошибки уже совершил, и какие еще не успел. И понял, что самому мне не справиться.

Миша обратился за помощью в реабилитационный центр. Там ему был поставлен диагноз «игромания» и назначена программа лечения от игровой зависимости. Сегодня, по его словам, с покером покончено, другими азартными играми он специально и принципиально не интересуется.

Узнав о начале курса реабилитации, Кэтрин решила дать Мише второй шанс. Но если невесту нашему герою удалось вернуть, то лучший друг, Алекс, уже не вернется. «Некоторые ошибки нельзя исправить» – вот о чем Миша попросил напомнить вам, мои дорогие читатели.